В России Эдвард Сноуден старается держаться в тени

National Public Radio logoNational Public Radio, США
Эдвард Сноуден

© AP Photo, The Guardian

Эдвард Сноуден

Прошло уже три года с тех пор, как Эдвард Сноуден (Edward Snowden) приземлился в московском аэропорту «Шереметьево» и начал новую жизнь в ссылке. У NPR появилась свежая информация, касающаяся его пребывания в России.

Роберт Сигел (Robert Siegel), ведущий: В июне исполнилось три года с того момента, когда Эдвард Сноуден бежал в Россию. Бывший сотрудник АНБ, передавший журналистам множество секретных документов, касающихся деятельности этого агентства, обычно старается держаться в тени, однако недавно он открыто выступил против нового российского закона о слежке. Мэри Луиз Келли сообщит нам свежие новости о его не слишком легкой жизни в России.

Мэри Луиз Келли: Мы находимся в зале прилета аэропорта «Шереметьево» в Москве — это типичный крупный международный аэропорт. Вокруг меня множество путешественников, немного сонных и с большими чемоданами. Именно этот аэропорт три года назад покинул Эдвард Сноуден, чтобы начать новую жизнь. Поэтому сейчас мне предстоит пройти практически по его следам прямо в летний московский день и увидеть, что этот день нам принесет.

А этот день принесет нам множество слухов. Здесь очень любят сплетничать о Сноудене. Вам обязательно расскажут, что его видели с тележкой в супермаркете или поднимающимся на эскалаторе в метро. Но, если прямо спросить, кто лично видел Сноудена, эти истории начинают рассыпаться. Одной из немногих людей, которые лично его видели и могут это подтвердить, является Таня Локшина.

Таня Локшина: Я сумела сделать фотографию Сноудена на свой Blackberry. Я находилась в первом ряду.

Келли:
В первом ряду во время довольно сюрреалистичной пресс-конференции.

Локшина: Сам

ой большой странностью этой странной пресс-конференции стало то, что на ней не было прессы.

Келли:
Это правда. Пресс-конференция Сноудена состоялась внутри московского аэропорта. Журналистов на ней не было. Таню Локшину пригласили, потому что она руководит российским отделением организации Human Rights Watch. Та фотография, которую ей удалось сделать, быстро разошлась в сети по всему миру. Это случилось в июле 2013 года и стало одним из последних подтвержденных появлений Сноудена на публике в России. Главный вопрос: чем Сноуден занимался с тех пор?

Марк Галеотти (Mark Galeotti):
В тот момент, когда Сноуден ступил на российскую землю, его купили и за него заплатили.

Келли: К нам присоединился Марк Галеотти, профессор Нью-Йоркского университета и эксперт по российским разведывательным службам. По его мнению, Сноуден практически наверняка передавал секретную информацию о деятельности АНБ соответствующим российским ведомствам. Я спросила об этом Франца Клинцевича. Он занимает пост заместителя председателя комитета по обороне и безопасности Российской Федерации.

Франц Клинцевич: (Говорит по-русски)

Келли: «Давайте будем откровенными, — говорит он. — Сноуден действительно передавал секретную информацию. Именно этим и занимаются службы безопасности. Если появляется возможность получить информацию, они ее получат». Однако адвокат Сноудена Бен Уизнер (Ben Wizner) это отрицает.

Бен Уизнер: Конечно, доказать обратное невозможно. Но, как Сноуден ясно дал понять, он даже не привозил секретные документы с собой в Россию — именно потому, что он не хотел становиться объектом принуждения. К нему обратились с определенными просьбами. Но он ясно дал понять, что у него не было никакого желания сотрудничать, и такого желания у него нет до сих пор.

Келли:
Чиновники американской разведки утверждают, что разоблачения Сноудена нанесли серьезный ущерб системе национальной безопасности США. Какую бы информацию Сноуден ни передал российскому правительству — если он вообще ее передавал — в США его обвиняют в нарушении Закона о борьбе со шпионской деятельностью, что может обернуться длительным тюремным сроком. Я задала Уизнеру еще один важный вопрос, касающийся пребывания Сноудена в России: как долго он будет находиться здесь? Уизнер признал, что у его клиента не так много вариантов.

Уизнер:
Первый вариант — остаться в России. Второй вариант — попасть в камеру в тюрьме строгого режима и оказаться отрезанным от всего мира. Разумеется, сейчас он пытается найти третий вариант.

Келли: По словам Уизнера, этот вариант заключается в том, чтобы каким-то образом вернуться в США «с достоинством» или добиться гарантий безопасного перемещения в какую-либо другую страну. Сам Сноуден отказался дать нам интервью, но он оставляет записи на своей странице в Твиттере, где у него более 2 миллионов фолловеров. Между тем, Сноуден следит только за одной страницей — страницей Агентства национальной безопасности. Мэри Луиз Келли, NPR News, Москва.

%d bloggers like this: